AguFinder - Информация о сайте

LAT RUS AguFinder
Корзина
Ваша корзина пуста
регистрация | вход
главная магазин о нас как сделать заказ гарантия контакты

 

Недавно правительство ЛР утвердило, по словам премьера Лаймдоты Страуюмы, «хороший и сбалансированный бюджет» на 2016 год. Но радоваться рано – генеральной смете государства еще предстоит пройти рассмотрение в сейме. 

 

По словам экономиста Илгарта Зейбертса, вот там будет жарко, ведь только на 1 июля этого года бюджет не досчитался 147 миллионов евро из-за российского эмбарго, к концу же года минус составит около 200 миллионов. 

 

Зейбертс по первому образованию инженер (РТУ), по второму – доктор экономики, защитившийся в ЛУ в последнем наборе профессора Райты Карните. Вдобавок – предприниматель, общественник и профсоюзный деятель. Натура кипучая и неравнодушная.

 

Как латыша, его особенно задевает то, что происходит с его страной: полная зависимость от внешнего управления, бездарная политика правящих, массовая эмиграция трудоспособного населения и молодежи. Вот и дочь Илгарта – ученица 11-го класса — тоже собралась уезжать: хочет изучать медицину в Германии. Домой, говорит, я всегда могу вернуться, а попасть из Латвии в Германию после нашего вуза трудно: надо сдавать специальные экзамены, подтверждать квалификацию, так как программы не соответствуют.

 

Цифры и люди

 

— В этом году колледжи, ПТУ и вузы окончили 18,4 тысячи молодых людей, из них только 2,4 % оказались востребованными в Латвии, — говорит Зейбертс. – Куда делись остальные? Часть находится в поисках работы. По статистике, в Латвии 29 тысяч молодых людей не учатся и не работают, мы уже не первый год занимаем стабильно 3-е место в ЕС по уровню безработицы среди молодежи 18-25 лет. Но огромные потоки юношей и девушек выезжают из страны. Почему? У нас нет работы и нет перспектив. Идти грузчиком в супермаркет — удовольствие сомнительное. Молодежь смотрит вокруг и говорит: «А что нам здесь делать?» Старая Европа уже высосала пол-Латвии. И людей можно понять. Они бегут от нищенских зарплат, непомерных налогов и беспросветности. По статистике, каждый месяц Латвия теряет около 5 тысячи человек. В основном за счет эмиграции, а не естественной убыли. Это признает само государство! Хотя ведущие экономисты считают, что темпы сокращения населения еще больше.

 

И отток людей только усилится. Как вы думаете, почему у нас молчат об ущербе от санкций против России? А потому что цифры страшные. К Райте Карните, кстати, латышские журналисты уже не бегают, как раньше: слишком неудобную правду она говорит. «Молочка» сократилась на 60 % — это минус 68 млн. евро. Рыбопереработка упала на 90 % — еще минус 54 млн. На Россию продукция не идет, соседям она не нужна – им свое девать некуда. А за всеми этими цифрами стоят живые люди. Из  6,2 тысячи человек, занятых в рыбной отрасли, работу уже потеряли более 4 тысяч. Никто не говорит о рыбаках. Если рыбу не надо перерабатывать, что делать рыбакам? Здесь почти 100-процентные увольнения. Рыбаки дают еще минус 28 млн. Идем дальше. Груз не покупается – не уходит корабль, не двигается состав. Не нужны продукты – не нужна логистика. Логистика – еще минус 26 млн. И здесь – увольнения. Куда денутся все эти люди? Основная масса, конечно, уедет. Почему об этом никто не говорит?

 

На 1 июля 2015 года минус в бюджете уже составил 147 млн. Министр финансов Янис Рейрс говорит, что к началу 2016-го будет минус 200 млн. При этом сейм проголосовал за увеличение бюджета на 2%, плюс к тому до 2018 года придется выделять 2 % от ВВП на оборону. Вопрос: где брать деньги? Только за счет увеличения налогов. Единственное, на что способны правящие, — доить свое население.

 

НДС Евросоюз повышать запретил, но есть еще куча налогов, которые можно повысить: коммуналка, горючее, недвижимость, земельный налог… Чем больше налоги – тем выше цены на продукцию. Пострадают местные крестьяне, ведь наш товар будет неконкурентоспособным – у поляков и литовцев он дешевле. Выиграют лишь крупные хозяйства, мелкие ждет разорение. Крестьяне уже сейчас массово забивают скот, в том числе племенной: некуда девать мясо. Конечно, крестьяне тоже будут искать спасения за границей.

 

Ты чьё, старичьё?

 

— Недавно мне в руки попало уникальное исследование, проведенное по заказу нашего правительства норвежскими экспертами и посвященное перспективам Латвии в области здравоохранения, образования, культуры и благосостояния, — говорит Илгарт Зейбертс. – Там сказано, что уже лет через пять латвийский пенсионный фонд лопнет. Некому будет платить налоги. Это, кстати, признают и наши три министерства – экономики, финансов и благосостояния. Государству придется вкладывать в пенсионный фонд каждый год 230-260 млн. евро – чтобы у людей были пенсии, которые они, по закону, заслужили. Пенсионеры очень слабо вымирают. Надо бы побыстрее. В Латвийской ССР при населении 2,5 млн. пенсионеров было 480 000. Теперь у нас, по разным данным, 1,7-1,5 млн. жителей, а пенсионеров 420 000. Притом, что население сократилось очень существенно, пенсионеров стало меньше только на 60 000.

 

Налогоплательщиков все меньше, а объем пенсий не сокращается, более того – их надо еще индексировать. То, что пенсионерам обещала Страуюма, невыполнимо. Зачем обещать? Индексация минимальных пенсий на 2,2 евро потребует 3 млн., но даже тут еще думают: выделять или не выделять? Об остальных пенсионерах, которые получают пенсию чуть больше 175 евро, речи вообще нет.

 

Сейчас практически один работающий (1,17) содержит одного пенсионера. В эти 1,17 входит и госаппарат, который платит налоги, но ничего не производит и не создает. Так долго продолжаться не может. В Советском Союзе четверо содержали одного пенсионера. В Германии трое работают на одного! Поэтому все идет к тому, что лет через 5-7 пенсий не будет вообще, а будет социальное пособие в размере каких-нибудь 70 евро.

 

Нельзя оплачивать пустоту!

 

— Согласно тому же исследованию норвежских специалистов, в 48 % латвийских школ учатся только 14 % школьников, — продолжает экономист. — Средний показатель по Европе  – 14-15 воспитанников на одного педагога. А у нас в Латвии – 7 человек на педагога. Слишком жирно для нищей Латвии! В республиканских городах неоправданно большое число средних школ. Например, в Кулдиге 5 школ, и везде учатся по 200 учеников. Хотя в одной школе могут учиться 500-600 детей. Разве нельзя оставить две школы по 500 учеников? А все к этому идет, так и будет. В провинции есть школы, где учатся по 18-25 учеников, а обучают их 16 педагогов. С учетом технического персонала, в этих школах взрослых больше, чем детей. Тогда дешевле организовать автобусы, которые будут собирать учеников по всей округе в одну крупную школу, чем содержать столько маленьких.

 

Европейские аналитики считают абсурдом, что в Латвии в три раза больше школ на душу населения, чем в других странах, включая Гренландию! Для такой расточительности у нас нет ни ресурсов, ни собственно детей. Информация о том, что у нас рождается 10 000 детей, — полуправда, потому что 32 % из них появляются на свет вне Латвии, и они никогда уже не будут учиться в латвийских школах. А самый большой кризис рождаемости еще впереди, но об этом тоже никто не говорит. Ведь теперь дети из «демографической ямы» 90-х выросли и, по идее, сами должны рожать детей. Но рожать некому! С 1989 года в Латвии начинается негативная рождаемость, которая в течение всех 90-х только усиливалась. И в связи с этим школы будут закрываться еще больше.

 

По нормам ЕС, в классах сельских районов должно быть минимум 12 учеников, а  в республиканских городах – не менее 22. Всего в городских школах должны учиться 500 учеников, в сельских школах – 300 человек. Если не выполняются эти требования, учебное заведение закрывается. А что у нас? Вот передо мной лежит список латвийских школ, которые закроются в течение года. 144 по всей Латвии! Но «Виенотиба» говорит только про 19 школ. Это неправда. На самом деле до конца года будут закрыты 48 школ. Остальные постигнет та же участь в ближайшее время. Местные самоуправления, которые получили письма с предупреждением о закрытии, писали жалобные письма в минфин с просьбой оставить их маленькие школы, но министр Рейрс отказался субсидировать пустоту.

 

В частной беседе я спросил у министра образования Марите Сейле, почему она не хочет признать, что нужно закрывать 144 школы. «Потому что тогда будет социальный взрыв, — ответила она. – Ведь придется увольнять не 3000 педагогов, как в этом году, а 13 000». Но беда в том, что школы все равно будут закрываться или оптимизироваться, из средних превращаясь в основные и из основных в начальные. И процесс будет повсеместным. А что, лучше делать это втихаря? Будет не так болезненно?

 

Как известно, педагогов содержит министерство образования, а содержание школ ложится на местные самоуправления, которым было выгодно создавать эту пустоту, чтобы каждый голос на выборах шел им в копилку. А теперь ЕС сказал: выполняйте наши регулы — тогда дадим денег. На самом деле пустые школы надо было закрывать уже несколько лет назад. Но не закрывали, потому что иначе проиграли бы выборы. В 2012 году ни одной школы не закрыли, боялись расстроить свой электорат. И сейчас та же история. Только продлевают агонию.

 

Больные не лечатся

 

— Ни один здравомыслящий налогоплательщик не станет платить налоги, когда увидит, куда они идут. Нельзя содержать школы с 18 учениками и 16 педагогами! То же самое и с районными больницами, где никто не лечится, а государство продолжает оплачивать пустоту.

 

По стандартам Евросоюза, на 100 000 жителей должна приходиться одна больница. Если мы признаем, что в ЛР проживает 1 млн.900 тысяч человек, значит должно оставаться 19 больниц. Хотя профессор Михаил Хазан называет цифру 1,7 млн, а глава Центризбиркома Цимдарс – 1,5 млн. Я больше склонен верить Цимдарсу — ему виднее. Значит должно быть еще меньше больниц. А в Латвии на данный момент 32 больницы, не считая частных клиник. Придется сокращать – иначе ничего не получим на здравоохранение из еврофондов.

 

Строго говоря, Латвии достаточно 19 больниц. Но ЕС сжалился и сказал: ладно, не будем у вас так много закрывать, давайте 11 сельских больниц переделаем в дневные стационары. Но экономия тут призрачная – все равно содержать помещения, аппаратуру, персонал.

 

Все признают, что 40% населения — пенсионеры и малоимущие — не могут позволить себе лечиться. Они что делают? Ждут, пока их туберкулез не получит  открытую форму, вызывают неотложку, делают операцию и становятся инвалидами. Буквально за пару лет первичная инвалидность в Латвии  повысилась с 15 700 до 19 300 человек. Люди просто доводят себя до ручки. Основная масса больных ждут квот – полгода, год. А больницы простаивают. Взять город Гулбене. Там в больнице есть родильное отделение и отделение гинекологии. Выделенные государством квоты предусматривают рождаемость 500 детей в год: еще Цирцене придумала такие квоты для некоторых районных городов. А в Гулбене рождаются 258 детей в год.

 

И когда приходишь в эти отделения, то там лежат всего 5 женщин: трое идут на роды, двое – на аборт. 28 палат закрыты на замок. Но врачей полный комплект, медсестры – полный комплект. И деньги все получают по штату. Правления этих больниц тоже получают деньги, но намного больше. И тогда встает вопрос: если у народа нет средств лечиться, зачем государство платит за пустоту? Так что сокращения предстоят и медикам. Но они, в отличие от учителей, без работы не останутся. Работа ждет их за границей.

 

Логично, что после закрытия сельских школ и больниц неизбежно пойдет сокращение и объединение местных самоуправлений. Государство уже давно не может позволить себе столь мелкое территориальное деление, но продолжает содержать всю эту бутафорию. И знаете, почему? Потому что самоуправления – это форпосты электората «Виенотибы» и СЗК. Отец – председатель местной думы, жена – директор какого-нибудь департамента, дочка – бухгалтер. Вот вам и семейный подряд. Очень типичная история! И при этом ничего не делают, получают по 2000 евро, но зато обеспечивают своим партиям нужные голоса.

 

Правящие партии не хотят предавать огласке перспективы государства – опасаются народного бунта. Но я уверен, что люди имеют право знать горькую правду. Тогда они будут рационально и трезво планировать свою жизнь, а не питаться иллюзиями...

 

«По статистике, в Латвии 29 000 молодых людей не учатся и не работают, мы уже не первый год занимаем стабильно 3-е место в ЕС по уровню безработицы среди молодежи 18-25 лет. Надо ли удивляться оттоку жителей?».

 

«Передо мной лежит список латвийских школ, которые закроются в течение года. 144 по всей Латвии! Но «Виенотиба» говорит только про 19 школ. Это неправда. На самом деле до конца года будут закрыты 48 школ».

 

«Сейчас в Латвии практически один работающий (1,17) содержит одного пенсионера. В Советском Союзе четверо содержали одного пенсионера. В Германии трое работают на одного! Поэтому все идет к тому, что лет через 5-7 пенсий не будет вообще, а будет социальное пособие в размере каких-нибудь 70 евро».

 

Latvijas interneta veikali SIA "OGRANTI" © 2013 - 2020